Доступ женщин ПИН /женщин-потребителей наркотиков/ к услугам охраны репродуктивного и сексуального здоровья и к наркологической помощи в Азербайджане

Оценка ситуации, проведенная в рамках проекта «Развитие потенциала негосударственных организаций в ответ на растущие потребности женщин, употребляющих наркотики»

Баку, Азербайджан, 2012

Эта публикация была подготовлена ​​при содействии Европейского Союза и Евразийской сети снижения вреда. Содержание публикации является предметом ответственности НПО «Правовое развитие и демократия» и ни в коей мере не отражает точку зрения Европейского Союза и Евразийской сети снижения вреда.

This publication has been produced with the assistance of the European Union and Eurasian Harm Reduction Network. The contents of this publication are the sole responsibility of NGO Legal Development and Democracy and can in no way be taken to reflect the views of the European Union and Eurasian Harm Reduction Network.

Содержание

Введение ______________________________________________________________ 3

О проекте: описание задачи и цели исследования_____________________________3

Методология исследования ______________________________________________ 4

Данные о наркотическом употреблении и положении женщин в Азербайджане ____5

Часть первая. Доступ к услугам репродуктивного и сексуального здоровья женщин- ПИН: проблемы с получением услуг, связанные с наркоупотреблением ____________7

Вовлеченность в секс-бизнес, принуждение к незащищенному сексу, уязвимость перед ИППП________________________________________________________________ 9

Ограниченный доступ из-за стигматизации и дискриминации со стороны медработников и общественности ____________________________________________10

Низкая самооценка, внутренняя дискриминация: страх быть отвергнутыми ______12

Сопровождение беременности и родов: низкий уровень знаний гинекологов _ 13

Существующие программы снижения вреда и услуги для женщин-ПИН________14

Часть вторая. Ограниченный доступ к наркологической помощи ______________ 15

Гендерно обусловленные препятствия при получении услуг _________________16

Гендерная дискриминация внутри сообщества ПИН ________________________16

Действующее законодательство страны ___________________________________ 17

Рекомендации _________________________________________________________17

Источники и использованная литература___________________________________18

Приложения 1. Инструмент оценки, предоставленный ЕССВ_________________ 18

Приложения 2. Анкетные вопросы для получения информации к разным участникам: женщинам ПИН, гинекологам, юристам, наркологам и к НПО, осуществляющим программы снижения вреда_________________________________________________18

Сокращения

ТЕРМИНЫ И СОКРАЩЕНИЯ

АРВ–терапия

антиретровирусная терапия (АРВТ)

ВИЧ

вирус иммунодефицита человека

ГФ

Глобальный Фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией

ЕССВ

Евразийская сеть снижения вреда

ИППП

инфекции, передаваемые половым путем

ЛЖВ

люди, живущие с ВИЧ

МСМ

мужчины, практикующие сексуальные контакты с мужчинами

НГО

негосударственная организация

НПО

неправительственная организация

ОЗТ

опиоидная заместительная терапия

ПИН

потребители инъекционных наркотиков

ПИШ

Программа по предоставлению игл и шприцев

КСР

коммерческие секс работницы – женщины, вовлеченные в секс-бизнес, оказывающие сексуальные услуги за вознаграждение

ЮНГАСС

Специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН – (UNGACC)

ЮНОДК

Управление Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности – (UNODC)

ЮНЭЙДС

Объединенная программа Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу – UNAIDS

НГО

негосударственная организация

IHRA

Международная ассоциация снижения вреда

OSİ–AF

Институт «Открытое общество» – Фонд содействия

Введение

Гендерные вопросы по проблеме употребления наркотиков сложны и до сих пор мало изучены. В отличие от мужчин, употребляющих наркотики, женщины ПИН, подвергаются дискриминации в самых различных формах, стигматизации и имеют ограниченный доступ к услугам здравоохранения и к наркологической помощи. В результате в среде почти закрытой для общества группы стремительно развиваются различные инфекции, такие как ВИЧ-инфекция, гепатиты и другие ИППП.

Очень трудно найти соответствующую информацию о положении женщин ПИН даже по тривиальным вопросам, например, определить их число по программам снижения вреда или число получивших наркологическую помощь. Не говоря уже о статистике беременных женщин ПИН, абортных случаях среди них, родов, посещаемости женских консультаций. Информация отсутствует не только в местных учреждениях, но и в офисах международных организаций, различные программы и направления работы которых связаны с этой целевой группой.

Женщины ПИН – мало изучаемая и очень закрытая группа, поэтому было непросто добиться контакта с ними, особенно с теми, кто отсидел срок за хранение наркотиков, или не раз подвергался насилию, или безуспешно пытался лечиться от зависимости.

Эта оценка была проведена НПО «Правовое развитие и демократия» за период апрель – сентябрь 2012 года. Участвовал в получении информации и помогал нам различный контингент тех, кто имел доступ к изучаемой группе – аутрич- и социальные работники программ снижения вреда, юристы, которые защищали права женщин ПИН по разным вопросам, наркологи, гинекологи и близкие родственники самих женщин.

Выражаем искреннюю благодарность всем тем, кто помог нам в получении информации и сборе данных, кто участвовал в беседах и внес значительный вклад в разработку этого документа.

О проекте: описание задачи и цели оценки

Данный отчет написан в рамках проекта «Развитие потенциала негосударственных организаций (НГО) в ответ на растущие потребности женщин, употребляющих наркотики». Проект финансируется Европейской Комиссией и осуществляется Евразийской сетью снижения вреда и НПО «Правовое развитие и демократия». Основной задачей проекта было исследовать и проанализировать положение женщин, употребляющих наркотики, в получении медицинских услуг по охране репродуктивного и сексуального здоровья, а также наркологической помощи в Азербайджане. Основные направления оценки были следующие:

– изучить проблемы женщин ПИН в получении услуг по охране репродуктивного и сексуального здоровья, связанные с наркоупотреблением;

– определить степень доступности наркологической помощи;

– выявить основные препятствия к улучшению данной ситуации и выработать рекомендации по преодолению их.

Гендерный аспект всегда имел большое значение для программ снижения вреда, которые сейчас осуществляются НПО страны и охватывают основные группы риска с целью предотвращения и профилактики распространения ВИЧ-инфекции, всегда была приоритетным, потому что женщины ПИН и женщины, вовлеченные в секс-бизнес более других подвергаются дискриминации и стигматизации, причем на нескольких уровнях. Существует различные проблемы, касающиеся женщин ПИН, но в рамках данного анализа особое внимание уделялось проблемам репродуктивного и сексуального здоровья женщин ПИН, поскольку из-за стигматизации и дискриминации часто нарушаются их права доступа к социальным и медицинским услугам, включая наблюдение беременности и прием родов. Ограниченный доступ делает эту целевую группу более уязвимой к различным ИППП, отрицательно сказывается на состоянии их здоровья.

В задачу нашу также входила выработка рекомендаций по улучшению обеспечения женщин ПИН качественными услугами, связанными с поддержанием репродуктивного и сексуального здоровья и наркологической помощи.

Наконец, наша оценка предоставляет новые данные о целевой группе, об уязвимости женщин ПИН и ограниченном доступе к услугам по охране здоровья, гендерных особенностях употребления наркотиков. Мы надеемся, что наша оценка поможет определиться с направлениями других исследований и будет способствовать улучшению качества существующих профилактических программ для женщин ПИН.

Методология оценки

При проведении оценки мы руководствовались рекомендациями «Инструмента оценки доступа к услугам женщин, употребляющих наркотики, на национальном уровне», разработанного Евразийской сетью снижения вреда в 2010-м году. 1

Были использованы следующие качественные методы для сбора информации:

1. Собраны доступные материалы (из Интернета, в частности из официальных сайтов, из литературы, в том числе статистические данные, различные отчеты);

2. Проведены фокус группы с участием целевой группы;

3. Проведены глубинные интервью с представителями заинтересованных сторон, задействованными и сопричастными к решению проблемылюдьми, а также с представителями изучаемой группы.2_

1

Инструмент оценки – см. Приложения 1.

2 Вопросы, использованные в анкетах, – см. Приложения 2.

Количество представителей целевой группы для участия в глубинных интервью определялось временными рамками нашего проекта, его ресурсами и особенностями группы (закрытостью). При таком подходе данных недостаточно для того, чтобы сделать какие-либо выводы о проблемах женщин ПИН вообще, тем не менее полученные результаты позволяют определить потребности и проблемы данной группы.

Глубинные интервью проводились в столице и в 3 регионах страны со следующими респондентами: представителями целевой группы – женщинами-потребителями инъекционных наркотиков (13 человек), наркологами (3 человека), представителями международных организаций (2 человека), НПО, предоставляющих услуги женщинам ПИН, и женских правозащитных организаций (4 человека), гинекологами, работниками женских консультаций (3 человека), юристами их юридических клиник, которые участвуют в процессе защиты прав женщин ПИН (2 человека) и специалистами по лечению ВИЧ (1 человек).

При проведении оценки соблюдалась конфиденциальность, участникам были заданы вопросы личного характера, но полученная персональная информация известна только тем, кто работал над документом. Изменены имена всех участников опроса. С отдельными респондентами проведены расширенные интервью, некоторые согласились беседовать под запись, цитаты приводятся в оценочном документе.

Данные о наркотическом употреблении и положении женщин в Азербайджане

Статистика употребления наркотиков в Азербайджане свидетельствует о ежегодном росте наркомании, из года в год растет и число женщин, потребляющих наркотики. И это притом что эксперты и из неправительственных организаций, и из государственных структур неоднократно заявляли, что данные официальной статистики не отражают истинную картину и что реальные показатели распространенности наркомании могут быть гораздо выше. По данным отчета рабочей группы Государственной комиссии по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств Азербайджана (01.12.2011), в стране на наркологическом учете состоит 26 717 человек, из них 15 316 человек – потребители инъекционных наркотиков. Выделена и численность женщин: 511 человек, из которых 350 состоят на диспансерном учете. 3

Однако данные о доли женщин среди потребителей инъекционных наркотиков отсутствуют. Сложность получения статистических сведений о женщинах-наркоманах, эксперты в первую очередь связывают с закрытостью, что делает женщин ПИН дискриминированной целевой группой, которая не имеет доступа к существующим профилактическим программам, а также к программам снижения вреда.

«Очень сложно определить точное число женщин наркопотребителей, так как женщины, занимающиеся еще и секс бизнесом, а также потребительницы наркотиков, будучи подверженными стигме и дискриминации общества, не склонны обращаться в различные программы помощи, что, в свою очередь, оказывает влияние на определение точных статистических данных. Такая «скрытость» женщин наркопотребителей делает их еще более зависимыми. Наблюдения показывают, что ограниченная обращаемость женщин наркопотребителей, вовлеченных в секс-бизнес, в различные службы, также связана с их неграмотностью и малообразованностью». 4

3 Отчет Рабочей группы Государственной комиссии по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств Азербайджана (01.12.2011)

4 http://www.1news.az/analytics/20080515044315923.html#page999

Женщины ПИН почти никогда не рассматривались как отдельная целевая группа. Кроме единственного исследования, проведенного в 2007 году НПО страны «Чистый мир», нет ни одного документа, ни одной исследовательской работы на примерах Азербайджана, на которые можно было бы ссылаться. В отношении статистических данных ситуация тоже неутешительная. В официальных документах женщины ПИН практически не учитываются. Даже в отчете Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН (ЮНГАСС), где рассмотрены все направления проводимой в стране работы против распространения эпидемии ВИЧ, данные о женщинах отражают ситуацию лишь с секс работницами, с ВИЧ-инфицированными беременными и проблему вертикальной передачи ВИЧ-инфекции. Но именно этот отчет показывает, что общее число женщин с ВИЧ год за годом увеличивается. 5

Например, в отчете указывается, что «из общего числа ВИЧ-инфицированных 81,7% составляют мужчины, 18,3% – женщины. Преобладание мужчин в общей структуре ВИЧ-инфицированных наблюдалось и по каждому из отчетных годов (79,3% – в 2010 г. и 74,8% – в 2011 г.). Однако можно говорить и об увеличении числа ВИЧ-инфицированных женщин за последние годы.

Так, если в 2008 и 2009 годах женщины кумулятивно [среди всех зафиксированных случаев с 1987 г.– Ред.] составляли, соответственно, 15,9% и 16,2% всех ВИЧ-инфицированных, то в 2010 и 2011 годах эти показатели составили 17% и 18,3%[…] Так же высоким остается число впервые выявленных ВИЧ-инфицированных беременных женщин». 6

Это показатель того, что женщин ПИН игнорируют, их проблемы в области получения медицинских и репродуктивных услуг, а также в получения наркологической помощи не изучаются, в сравнении, например, с женщинами КСР, но, согласно оценке, данной НПО «Чистый мир», вышеуказанные проблемы гораздо чаще возникает у женщин, потребляющих наркотики, чем у других целевых групп. Отсутствие опыта гендерно специфичных подходов в профилактических программах против ВИЧ-инфекции не только ограничивает их доступность для данной целевой группы, но и создает информационный дефицит в изучении проблемы. Например, в программах снижения вреда нет ни общих статистических данных о женщинах-потребителях наркотиков как отдельной группе, ни данных об услугах, связанных с консультированием женщин ПИН во время беременности и родов.

Статистика в отношении этой целевой группы тоже не репрезентативна. На основании различных исследований, которые затрагивают проблему наркозависимости, невозможно представить полную картину положения потребляющих наркотики женщин. Например, в рамках проекта «Исследование распространенности ВИЧ-инфекции и факторов риска заражения в поведении некоторых уязвимых групп населения», проведенного в 2011 году было обследовано 1200 ПИН на 7 административных территориях (города Баку, Сумгаит, Гянджа и Ширван, районы Ленкорань, Масаллы, и Гаджикабул). Вo всех семи регионах ПИН были представлены преимущественно мужчинами (98,1%) и лишь незначительно (1,9%) женщинами. 7

5 http://www.unaids.org/en/dataanalysis/knowyourresponse/countryprogressreports/2012countries/ce_AZ_Narrative_Report%5B1%5D.pdf стр.19

6 Там же

7

http://www.unaids.org/en/dataanalysis/knowyourresponse/countryprogressreports/2012countries/ce_AZ_Narrative_Report%5B1%5D.pdf стр.29

При анализе данных о женщинах ПИН, нельзя не учитывать влияние национальной наркополитики на их положение. Почти 30% общих опрошенных женщин ПИН отбыли наказание в местах лишения свободы из-за наркотиков, т.е. за незаконное хранение.

_________________________

Гюльнара, 36 лет,

«Первый раз меня задержали с парнем, с которым я жила и вместе употребляла. У нас при себе были дозы только для себя и даже на шприцах. Но как только нас привели в отделение, «оказалось», что у нас больше 20 граммов «нашли». Это было просто ужасно. Мой парень спокойно сидел, я кричала, ругалась, потом смирилась. У него раньше были сроки, он к этому уже привык, я тоже потом, в других таких задержаниях, даже не спрашивала, сколько «было» у меня.Мне и ему потом в суде назначили «лечение от наркотиков». Нигде не лечились в тюрьме. У меня были проблемы женские, сильные боли внизу, спрашивала у надзирателей-женщин таблетки, одна ответила, «вот, когда такую дрянь используешь, будут всякие болезни». Там была санчасть, но никто тебе не говорил, не обследовал, от чего могут быть боли, просто таблетки принимаешь и все».8

_________________________

В Азербайджане наркополитика очень сурова в отношении всех потребителей наркотиков. За хранение и ношение наркотиков суды принимают решение о лишении свободы, а также назначают лечение, что на деле не является ни лечением, ни реабилитацией от наркотиков. Но другой альтернативы нет. Год тому назад правозащитные НПО вместе с НПО, занимающимися программами снижения вреда, вместе вели адвокационную работу для внесения изменений в уголовный кодекс страны, предусматривавший суровые наказание за дозу наркотиков, предназначенную для личного употребления. Сейчас работа в этой области продолжается.

Часть Первая

Доступ к услугам репродуктивного и сексуального здоровья женщин ПИН: проблемы с получением услуг, связанные с наркоупотреблением

Употребление наркотиков делает женщину более уязвимой, особенно если она нуждается в оказании медицинских услуг. Услуги, связанные с репродуктивным и сексуальным здоровьем, в котором нуждаются женщины-ПИН, в основном, следующее: профилактика ИППП, анализы на различные инфекции, обеспечение презервативами и другими средствами контрацепции, проведение абортов, ведение беременности имевших опыт употребления наркотиков, принятие родов, информирование о безопасных сексуальных отношениях, профилактика вертикальной передачи ВИЧ-инфекции и т.п.

Как только становится ясно, что пациентка употребляет наркотики, отношение медицинских работников к ней резко меняется. Часто отказ таких пациенток от медицинских услуг происходит тогда, когда их начинают осыпать упреками и уговаривать отказаться от наркотиков.

8 Цитата из интервью с женщиной ПИН, участвовавшей в опросе

Женщины ПИН, которые участвовали в опросе, рассказали, какое презрительное было отношение к ним акушеров, когда они просили сделать аборт. Такое отношение становилось причиной их отказа или нежелания обращаться за услугами по репродуктивному и сексуальному здоровью и во время беременности. В большинство случаев женщинам ПИН приходится платить за медицинские услуги, несмотря на то, что медицина в стране бесплатная. В основном это касается абортов, искусственных родов и ультразвуковой диагностики. Такая ситуация тоже ограничивает их возможности получить врачебную помощь при необходимости.

Качественная врачебная помощь, консультирование и информирование и необходимые защитные средства стали доступны только тем женщинам ПИН, которые получили услуги через программы снижения вреда и с социальным сопровождением побывали у доверенного врача. Представители НПО, предоставляющие услуги по снижению вреда, признают, что очень трудно привлечь в программы женщин ПИН из-за их закрытости и самостигматизации, но еще труднее вести просветительскую работу по репродуктивному здоровью: «Если мы их направляем с нашими сотрудниками, идут к врачу (эти врачи – специалисты наших проектов). Если направляешь женщину лишь с соответствующим документом (направлением), она просто бросает эту бумагу в сторону и откладывает встречу день за днем».

В отчете исследования НПО «Чистый Мир» среди женщин ПИН 2007 года, отмечается, что только 77% опрашиваемых женщин ПИН обращались к врачам, хотя и имели серьезные проблемы со здоровьем: «Большинство респондентов обращаются в основном в больницы. На втором месте следует скорая помощь. Как видим, респонденты обращались в медицинское учреждение по поводу: родов (23,7%), беременности (16,2%), при необходимости в скорую помощь (15,8%), из-за зубной боли (11,6%), в случае болезни детей (8,1%), из- за необходимости хирургического вмешательства (7%) и в случае насилия (9,7%). Однако 82% респондентов не прошли ВИЧ-тестирование в виду существующей стигмы. Причем опрошенные (91%) уверены – их партнеры не являются вирусоносителями. При ответе на вопрос «были ли у вас выявлены когда-либо заболевания, передаваемые половым путем?», большинство (84,7%, или 126 человек) ответило отрицательно». 9

___________________________

Солмаз, 33 года

«После очередной встречи парень позвонил и ругался, что от меня какую-то болезнь он подцепил. Кричал, чтобы я пошла сдать анализы и ему дать знать результаты. Я сильно боялась, потому что не хотела его потерять, он мне хорошо платил, купил дозу. Пошла сдать анализы в инфекционном отделении больницы. Меня почти все «знали». И от сроков и от того, чем занималась, женщина-медсестра там, в лаборатории, сразу мне: «знаешь, из-за тебя мы не можем потерять своих пациентов, приходи в субботу, когда людей будет мало» и сказала сумму за анализы. Это было вдвойне дороже, чем для «обычных» их клиентов». 10

_________________________

Статистика распространения ВИЧ-инфекции среди женщин на 2011 год показывает, что их доля составляет 18,3% от общего числа ВИЧ-инфицированных. Согласно «Отчётности о достигнутом прогрессе в осуществлении глобальных мер в ответ на СПИД» 2012 года в Азербайджанской республике по кумулятивным данным на 1 января 2012 года зарегистрировано 3267 ВИЧ-инфицированных. Из отчета видно, что число женщин год за годом увеличивается. 11.

9 http://www.1news.az/analytics/20080515044315923.html#page999

10 Цитата из интервью с женщиной ПИН, участвовавшей в опросе

11

http://www.unaids.org/en/dataanalysis/knowyourresponse/countryprogressreports/2012countries/ce_AZ_Narrative_Report%5B1%5D.pdf стр. 19

А ВИЧ положительные беременные ПИН составляли 2,1% среди общего числа инфицированных 12

Но официальной статистики о родах женщин с ВИЧ и статистики детей от них рожденных, в стране нет. О том, как рожают потребляющие наркотики женщины, в каких условиях, официальной оценки тоже нет. Женщины-респонденты признавались, что обычно рожали дома, но чаще предпочитали делать аборт, что также происходило немедицинским путем, дома, с помощью близких подруг или «народными средствами». «У нас была ВИЧ-инфицированная беременная, мы ей предлагали пройти метадоновую программу, чтобы не повредить ребенка наркотиками: она употребляла в период беременности. Но она отказалась от программы, сказала, что из региона ей трудно каждый день приезжать в город за ОЗТ и ушла. Что потом с ней стало, родила, не родила, что стало с ребенком, нам ничего не известно», – говорит врач, участвовавшая в опросе.

Кстати, в стране нет ни одного родильного дома или женской консультации, где была бы доступна ОЗТ.

  • Вовлеченность в секс-бизнес, принуждение к незащищенному сексу, уязвимость перед ИППП

Репродуктивные и сексуальные проблемы женщин ПИН в основном связаны с их образом жизни: вовлеченность в секс-работу делает женщину уязвимой перед ИППП, от которых она не в состоянии лечиться. Она также зависима от партнера, даже если он и разрешит ей обратиться к медучреждению. Женщины, которые занимаются сексом для того, чтобы получить дозу наркотика, чаще всего подвергаются насильственному и незащищенному сексу со стороны своих партнеров. Все участники наших опросов, признавали, что занимались секс работой ради дозы, для дневной дозы им приходилось искать не менее 3-4 партнеров.

Наркотическая зависимость сильно отличает женщину от «обычных» женщин коммерческого секса. Например, женщины, во время опроса рассказывали, что их партнеры относились к нем жестко и часто принуждали к сексу без презервативов, когда узнавали об их наркозависимости, платили меньше, унижали и заставляли торговать наркотиками. Женщины ПИН вдвойне под угрозой инфекции ВИЧ и гепатита В, заражаясь путем потребления иньекционных наркотиков и в результате секс работы. Почти у всех опрашиваемых женщин были различные ИППП, многие к лечению не прибегали. Как правило, они заражаются сифилисом, гонореей, герпесом и трихомониазом. По официальным данным, в стране число случаев инфицирования половым путем уже растет. Так, например, из упомянутых выше 3267 ВИЧ-инфицированных, зарегистрированных на 1 января 2012 года, 2014 (61,6%) заразились при употреблении инъекционных наркотиков, 858 (26,3%) – при гетеросексуальном контакте, 41 ребенок (1,3%) заразился от ВИЧ-инфицированной матери. 13

12

http://www.unaids.org/en/dataanalysis/knowyourresponse/countryprogressreports/2012countries/ce_AZ_Narrative_Report%5B1%5D.pdf стр. 14

13

http://www.unaids.org/en/dataanalysis/knowyourresponse/countryprogressreports/2012countries/ce_AZ_Narrative_Report%5B1%5D.pdf стр. 22

____________________________

Лара, 26 лет

«Платят нам меньше, чем другим женщинам. Клиент знает, что эта работа нам нужна, они хорошо знали цену дозы и платили так, что даже на одну дозу не хватало. Были те, которые доставали дозу вместо денег. Когда не находила денег на героин, колола, всем, чем попало. Один клиент у меня был, потом уехал куда-то, в регионы, я ему рассказала, что записывали меня в организацию, будут давать бесплатные презервативы, бесплатно УЗИ будет, он меня бил, сказал, что никуда меня не пустит, что и деньги давать не будет, я боялась его терять. Он никогда не использовал презервативы – сказал, что это не «по-мужски», а мне было все равно». 14

______________________________

Почти все респонденты женщины ПИН отвечали, что отказ от использования презервативов исходил от мужчин-партнеров и что клиенты, когда обнаруживали болезнь, обвиняли в этом женщин. Женщины не имели достаточной информации о безопасном сексе, об ИППП и о ВИЧ-инфекции, не имели представления о том, что такое гепатиты и ВИЧ и какими путями они передаются.

Все опрошенные женщины ПИН подвергались насилию со стороны клиентов, но боялись об этом заявить в полицию. Некоторые факты, которые были обнаружены и зафиксированы представителями НПО, до следственного или судебного разбирательства не дошли из-за пассивности самих потерпевших.

У женщин ПИН имеются также и юридические проблемы в получении медицинских услуг: отсутствие необходимых документов становится непреодолимым препятствием для постановки на учет в гинекологические и наркологические учреждения.

  • Ограниченный доступ из-за стигматизации и дискриминации со стороны медработников и общественности

Практика показывает, что презрение общества всегда вызывает негативные последствия в жизни людей и негативно влияет на процесс социальной адаптации человека, подвергавшегося стигматизации и дискриминации из-за своего «нестандартного» поведения. Женщины ПИН, помимо общественного порицания, подвергаются стигматизации еще и в медицинских учреждениях, и это двойное психологическое травматирование делает их еще более закрытыми и ограничивает доступ к услугам. Они просто не ходят и даже не обращаются за помощью в женские консультации или в другие медицинские учреждения, хорошо понимая, как их там встретят.

Женщина, участвовавшая в оценке, рассказывала, что каждый раз, когда ходила к знакомому гинекологу, та принимала ее в нерабочие дни, за свою услугу требовала больших денег (хотя это было государственное учреждение), больше, чем с «обычных» клиентов. Женщине приходилось каждый раз слушать упреки врача по поводу своего поведения: доктора, как правило, клеймят женщин за потребление, за образ жизни и дают многочисленные «советы» отказаться от наркотиков. В конце концов заявляют, что женщины сами «влипли» в эту ситуацию и поэтому государство и общество ничего им давать не обязаны.

  1. Цитата из интервью с женщиной ПИН, участвовавшей в опросе

Почти все женщины отметили, что из-за стигмы со стороны медицинских работников они сами отказывались обращаться в женские консультации – у них и желания не было. В результате стигмы женщины ПИН имеют ограниченный доступ к лечению ИППП, к презервативам и другим средствам контрацепции.

Самыми большими проблемами в репродуктивной жизни женщин ПИН являются беременность, роды и воспитание детей. Обычно, как только обнаруживается, что такая женщина беременна, гинекологи сразу настоятельно советуют сделать аборт, приводя, как отмечают респонденты, множество аргументов:

_____________________

Алия, 39 лет

«Они твердили, что я принимаю эту «гадость», ребенок у меня родится не здоровым, с множественными физическими и умственными проблемами. Кроме того, я веду не примерный образ жизни, я не в состоянии родить и воспитывать детей, все ровно государство заберет у меня ребенка или сама брошу. Ужасно было слушать их слова, упреки, я каждый раз злилась, когда они по очереди заходили ко мне в палату и начинали давать свои «советы».

Но я хотела этого ребенка, у меня двоих уже забрали, когда я лечилась в наркологическом диспансере, потом не могла обратно вернуть, и поэтому этот ребенок был для меня все. Я не могла убедить врача, что могу отказаться от дури ради ребенка, она мне: «Такие вот, как ты, не смогут отказаться, ты не придешь на проверки, родишь неизвестно где, бросишь». Целый месяц была в стрессе, плакала каждый день, ненавидела себя, на аборт не пошла, начала в квартире переносить тяжелые вещи туда-сюда, после кровотечения подруга меня повела в больницу.

Я очень хотела этого ребенка, и мой муж тоже хотел. Может быть, он навсегда изменил бы мою, нашу жизнь! Он был моей надеждой, и теперь я понимаю что последней». 15

____________________________

Женщина с опытом потребления наркотиков обычно вынуждена делать аборт, потому что ни медицинские работники, ни общество не воспринимает ее как полноценного человека, как женщину, которая может не только родить детей, но и воспитывать их.

Зафиксировать число беременных женщин ПИН очень трудно, они зачастую приходят в роддом только тогда, когда начинаются роды или после неудачной попытки вызвать выкидыш.

Гинекологи в свою очередь говорят, что аборты для этих женщин самый лучший выход в связи с потреблением наркотиков: «Конечно, употребление контрацепции еще лучше, но используют ли они это? С наркотиком они ставят под угрозу свое здоровье и здоровье своего ребенка, когда он еще в утробе. На учет приходят поздно, потом где рожают, нам неизвестно, это учет мы не проводим, но известны случаи отказа или бросания своих новорожденных».

Но по мнению представителей НПО, участвующих в программах снижения вреда, все эти проблемы возникают из-за того, что женщины ПИН мало осведомлены о своих правах, не имеют достаточной информации о том, что у них есть права стать матерью, рожать и воспитывать детей:

15 Цитата из интервью с женщиной ПИН, участвовавшей в опросе

_________________________

Представитель НПО, программа снижения вреда

«Практика показывает, что само желание стать матерью, очень сильно и положительно действует на женщин ПИН и в большинстве случаев служит отказу от потребления наркотиков. У женщин ПИН во время беременности бывает очень долговременные ремиссии, нередко были случаи полного отказа от наркотиков после родов. Но гинекологам это трудно обьяснить, потому что они в любом случае заинтересованы в прерывании таких беременностей. Отсутствие ОЗТ в роддомах тоже играет негативную роль в этом вопросе».16

_____________________________

  • Низкая самооценка, внутренняя дискриминация: страх быть отвергнутыми

Психологические проблемы тоже играют немаловажную роль в ограничении доступа к услугам охраны репродуктивного и сексуального здоровья: низкая самооценка, внутренняя дискриминация не дает женщине обратиться вовремя в женские консультации, – она живет с боязнью быть отвергнутой.

Образ жизни потребляющей наркотики женщины – тоже препятствие: в основном, предоставляющие секс услуги женщины вынуждены вплоть до самих родов обслуживать клиентов. Презрительное отношение гинекологов и общества заставляет женщину чувствовать себя недостойной получить медицинскую помощь, какую получают «обычные» женщины.

__________________________

Севда, 44 года

«Зачем вообще нам надо к врачам, а? Во-первых, без денег на тебя даже не посмотрят, а когда скажешь, что еще и на игле, тебе на, дверь покажут. Я наркоманка, нет семьи, нету детей, мне уже все равно.

– А как же жизнь другого человека? Твоего ребенка? Он останется под угрозой, если у тебя будут разные инфекции, например, ВИЧ.

– Что, мне дадут рожать, разве? Моя подруга хотела рожать в роддоме, но боялась, что вдруг из роддома ее отправят на принудительное лечение, сбежала и рожала дома, на 7-ом месяце.

– А что было с ребенком?

– Девочка была, 2-3 дня жила, потом умерла, травму получила или что было, не знаю. Моя подруга вообще после этого, быть человеком перестала, кололась чем попало, даже ацетоном, когда не было деньги на героин. Она живой труп сейчас, но если был бы у нее этот ребенок, ого, тогда дело было бы другое».

__________________________

Гюльнар, 35 лет

«С мужем начинала впервые колоться, вообще, его родители знали, до этого, но молчали перед свадьбой. Когда начала я вместе с их сыном, соседи потребовали нашего выселения, все их гадости пришли в мой адрес, мужа как наркомана со стажем раньше знали, но никто не требовал от него уйти из поселка. Но когда женщина колется, это уже настоящий ужас для них: ты уже для них не человек». 17

____________________________

16 Цитата из интервью с представителем НПО

17 Цитаты из интервью с женщинами ПИН, участвовавшими в опросе

  • Сопровождение беременности и родов: низкий уровень знаний гинекологов

Официальный учет обращений женщин ПИН в родильные дома и женские консультации в стране не ведется, но у НПО, которые ведут кейсы этих женщин, зафиксированы различные истории обращений. По мнениям НПО, в стране существует очень низкий уровень статистики обращаемости женщин ПИН в женские консультации и к гинекологам до родов.

И гинекологи тоже не располагают достаточной информацией, они плохо осведомлены о специфичности работы с этой целевой группой. Например, у них нет под рукой самого простого – хотя бы буклетов или информационных материалов, предназначенных для женщин ПИН и для ведения их беременности. Малая информированность о специфичности репродуктивной жизни женщин ПИН и беременности приводит к тому, что в государственных медицинских учреждениях (в кабинетах предродовой помощи, в женских консультациях) фактически не развиваются сервисы для этой целевой группы, финансируемые из государственного бюджета. Те кейсы, которые вели НПО в рамках программ снижения вреда, проводились за счет грантов.

Тем не менее в стране продолжаются профилактические работы для предотвращения передачи ВИЧ от матери к ребенку (вертикальная передача ВИЧ). В официальных документах отмечается, что высоким остается число впервые выявленных ВИЧ-инфицированных беременных женщин. Но позитивным фактом является то, что увеличивается число ВИЧ-инфицированных беременных, выявленных во время беременности, и, соответственно, уменьшается число, выявленных после родов.

АРВ терапия в Азербайджане была внедрена с ноября 2006 года, поэтому в 2006-м АРВ профилактикой было охвачено всего 10% ВИЧ-инфицированных беременных и ни одного ребенка. Начиная с 2007 года каждой выявленной беременной женщине назначалась АРВ профилактика, однако позднее выявление ВИЧ-инфекции не позволяет охватить всех беременных, хотя определенная положительная динамика и наблюдается. Обратим внимание на цифры: число ВИЧ-инфицированных беременных женщин, получающих антиретровирусные препараты для снижения риска передачи ВИЧ от матери ребенку в 2010 году составляло 68,0%, в 2011-ом – 74,2%. 18

Под воздействием наркотика, репродуктивные способности организма женщины снижаются. Например, у нее может произойти нарушения менструального цикла, сбой может длиться несколько месяцев. Другими словами, у женщин ПИН часто нарушается периодичность месячных, и менструации долго отсутствуют. Зная об этой особенности своего организма, женщины очень редко обращаются к гинекологам, что приводит к нежелательным последствиям.

На фоне отсутствия начала цикла женщины ПИН не подозревают о беременности и приходят к врачу поздно, а если ребенок нежелательный, возникают сложности с абортом. Тогда женщины сами избавляются от плода любыми средствами. Но и когда женщина хочет рожать, из-за позднего обращения тоже возникает немало проблем: своевременно не проверявшиеся на наличие ВИЧ-инфекции и других ИППП, беременные женщины ПИН ставят под угрозу жизнь младенца еще в утробе матери.

18 http://www.unaids.org/en/dataanalysis/knowyourresponse/countryprogressreports/2012countries/ce_AZ_Narrative_Report%5B1%5D.pdf стр. 15, 19, 20

_____________________________

Амина, 49 лет

«Детей очень хотела, но уже не могу родить. Два раза забеременела, тогда была молодая, но сделала аборты. Потом, когда уже начали колоться с мужем, подумали, вот, годы уходят, детей надо. Живот на 6-ом месяце заметила случайно, что-то шевелилось внутри, сначала испугалась, что это, потом, сразу на УЗИ, а там, прям было как в фантастике, на 6-ом месяце беременности была! Наверное, и раньше шевеления были, просто под этой дурью я не заметила. Я не могла понять, как это может произойти. Потом мне девочки сказали, что у нас такие штуки нередко бывает. На учет пошла стоять, а там гинекологи один за другим поднимали шум: «Что, на 6-ом приходишь? А как же будут инфекции, вдруг там целый букет микробов?». Я даже не пыталась их убедить, да вообще, какой смысл теперь об этом говорить? Меня потом проверили, обнаружили инфекции, вода тоже была мутная, вообще, врачи говорили сомнительно. «Возиться тебе придется с этим ребенком»,– сказали мне. На следующий месяц вызывали роды у меня, мальчик был, не жил». 19

______________________________

Из слов всех женщин ПИН, участвовавших в опросе, было ясно, что, хотя они могут легко забеременеть, трудности возникают с вынашиванием ребенка и не всегда случаются удачные роды: у этой целевой группы очень низкий уровень посещаемости в женские консультации и анализов на предмет наличия ВИЧ. Многие сталкиваются с различными ИППП, которые в итоге приводят к нарушению нормального развития плода. По этой причине беременности прерываются, соответственно, трудно найти страновую статистику о числе рожениц- женщин ПИН и о числе детей, рожденных ими.

К тому же в Азербайджанской Республике не разработаны отдельные клинические протоколы для ведения беременности женщин-потребителей наркотиков. Их беременность ведут согласно общему протоколу для всех беременных женщин.

  • Существующие программы снижения вреда и услуги для женщин ПИН

Начиная 2006-го года в стране реализуются программы снижения вреда по проекту Глобального Фонда. Участвуют в этом неправительственные организации (НПО), они работают среди ПИН, КСР, мужчин, практикующих сексуальные контакты с мужчинами (МСМ) и среди уличных детей. Сейчас в стране 14 НПО работает среди потребителей инъекционных наркотиков, 17 НПО среди работников коммерческого секса, 1 НПО с МСМ, 1 НПО с уличными детьми. В 2010 г 14 НПО с 43–мя аутрич работниками в 16–ти регионах, а в 2011-м– 32 НПО со 100 аутрич работниками в 24 регионах проводили программу снижения вреда среди ПИН и СР. Общее число ПИН и СР, охваченных услугами программы, составило: в 2010 году – 4824 человек, в 2011-м – 16774 человек. В 2010 году роздано 101587 шприцов и 79435 презервативов, в 2011 году – 749131 шприцов и 189 079 презервативов. 20

Но женщины ПИН как отдельная целевая группа среди этих данных не выделена. То же касается проектов. Женщины ПИН получают доступ к услугам по общему проекту для потребителей инъекционных наркотиков. Эти проекты не учитывают гендерную специфику, гендерно обусловленные направления услуг не предусмотрены.

19 Цитата из интервью с женщиной ПИН, участвовавшей в опросе

20

http://www.unaids.org/en/dataanalysis/knowyourresponse/countryprogressreports/2012countries/ce_AZ_Narrative_Report%5B1%5D.pdf стр. 50

Отсутствует также информация и статистика относительно гендерной части проектов. Нет точных данных по численности женщин ПИН, охваченных проектами, неизвестно и число получивших услуги от разных служб с помощью НПО, не учтено количество беременных женщин ПИН, количество рожденных от них детей .

У НПО также не имеется соответствующей литературы, информационных материалов для женщин ПИН, что помогло бы тем получить информацию относительно беременности и родов при потреблении наркотиков. У НПО низкая информированность о репродуктивных и сексуальных проблемах этой целевой группы, нет достаточного опыта работы с ней и низкий уровень ее охвата. Среди НПО, которые в 2011 году реализовали программы снижения вреда, только две охватили, притом незначительную часть, женщин ПИН: предоставляли различные услуги для женщин ПИН с детьми, в том числе обеспечивали приют. Программ снижения вреда (ПИШ и ОЗТ), предусматривающих специальные услуги для женщин ПИН с детьми, – таких пока нет.

У женщин-потребителей наркотиков возникает множество проблем не только со здоровьем, но и с детьми, жилищными вопросами и т.д. Исходя из бесед с женщинами-ПИН, участвовавших в опросах, можно определить несколько нужд, которые они не в состоянии самостоятельно удовлетворить. Помочь в этом им может только НПО, которые занимаются низко пороговыми программами, разрабатывая для них различные методологические подходы и варианты помощи:

– шприцы, презервативы и другие средства контрацепции, тесты на беременность;

– социальное сопровождение, постановка на учет, контроль за ведением беременности;

– психологическая помощь и поддержка;

– информационные материалы, буклеты.

Часть Вторая:

Ограниченный доступ к наркологической помощи

Почти все женщины опроса подтвердили, что отбыли срок наказания в местах лишения свободы, и большинство отрицало свое участие в наркопреступлених: утверждали, что имели при себе дозу только для собственного потребления, но во время задержания им «положили» больше, что послужило причиной ареста.

Задерживают женщин ПИН, как правило, вместе с их партнерами-мужчинами, редко с женщинами-подругами. Все участвовавшие в опросе женщины были материально не обеспеченными, некоторые имели малолетних детей, которых забрали органы опекунства. Некоторые утверждали, что отношение к ним во время задержания со стороны правоохранительных органов было враждебное. Почти всем женщинам-ПИН за потребления наркотиков суд назначает принудительное лечение, но это трудно называть «лечением»: в стране вообще не существует ни одного реабилитационного центра, в тюрьмах тоже. В программу ОЗТ не включена ни одна женщина, и в тюрьмах ОЗТ не существует. Согласно отчету о женщинах Международной ассоциации снижения вреда (IHRA), в Азербайджане:

– Количество женщин в тюрьмах – 347 человек;

Количество женщин в тюрьмах, осужденных за наркопреступления –103 человека;

– Процент женщин-заключенных, отбывающих наказание за наркопреступления, – 30%

– Население страны (численность женщин) – 4 515 456 человек. 21

Находящимся в тюрьмах женщинам ПИН некоторые услуги программ снижения вреда недоступны: в женской колонии нет пунктов обмена шприцов, в рамках этой программы они получают только информацию и печатные материалы о ВИЧ-инфекции. Качественную медицинскую помощь по охране репродуктивного или сексуального здоровья, равно как и наркологическую помощь, они тоже не получают.

В гражданских учреждениях им также недоступна ОЗТ, даже беременным. А в наркологических диспансерах, как утверждают женщины, существует гендерно обусловленные препятствия в получении таких услуг: женщины еще в большей степени, чем обычно, подвергаются дискриминации из-за того, что стали наркоманками. Их презирают за то, что «сами влипли» в эту жизнь, притом что «женщина должна сидеть дома, воспитывать детей и ей не стоит использовать всякую гадость».

  • Гендерно обусловленные препятствия при получении услуг

Участвовавшая в опросе женщина отметила, что, когда назначили лечение и она лежала в наркологическом диспансере, ей не позволили встречаться с ее малолетними детьми, их не пускали в палату, хотя дети очень хотели увидеть маму. Это очень сильно действовало на женщину, в течение всех 28 дней, проведенных наркодиспансере, она нервничала, несколько раз пыталась бежать, не принимала лекарств и ругалась с сотрудниками диспансера. Ей обьяснили, что она «плохой пример» для детей и «лучше быть подальше от них». Детей воспитывали родители молодой женщины, и она редко видела их из-за своей наркозависимости, часто отсутствовала в поисках наркотиков и денег. Но когда ей назначили лечение, она решила «отвернуться от этого», по ее словам, встречи и общение с детьми были крайне значимы для нее.

Общение с близкими людьми и их поддержка играет немаловажную роль в реабилитации женщин ПИН. Но они, в сравнении с мужчинами ПИН, практически лишены этой поддержки: «когда мужчина попадает в эту историю, все говорят, что нужна помощь, семья должна быть рядом, помочь лечиться. Поддерживают. Но когда с этой дурью женщин встречают, «гуманизм» исчезает. Для них женщина не человек, который тоже нуждается в помощи».

Женщины повседневно подвергаются дискриминации, особо страдают женщины, потребляющие наркотики: они не получают необходимую поддержку ни от общества, ни от близких.

  • Гендерная дискриминация внутри сообщества ПИН

Гендерная дискриминация существует и внутри сообщества ПИН. В беседе с представителями НПО, которые осуществляют программы снижения вреда, прозвучало, что, несмотря на то, что программы предоставляют равные услуги для мужчин и женщин ПИН, дискриминация в отношении женщин со стороны мужчин ПИН – частое явление: «Обычно мужчины не приводят своих жен или подруг на лечение, на обследование, на участие в группе поддержки, даже на программу. Женщины – в основном, финансово-зависимые от мужчин-партнеров – вынуждены смириться с их запретами, в результате чего эти женщины остаются в тени, без обследования, без лечения и без поддержки своего сообщества. Этим и объясняется низкий уровень охвата женщин ПИН профилактическими программами».

21 Эка Якобишвили . Сигнал тревоги: Лишение свободы женщин за наркопреступления и необходимость законодательных реформ в странах Европы и Центральной Азии. Публикация Международной ассоциации снижения вреда (IHRA)

http://www.ihra.net/files/2012/07/02/IHRA_WomenInPrisonReport_RussianWeb.pdf , с.10

В существующих группах поддержки ПИН преимущественно мужчины. НПО пытались создать и группы сообщества женщин ПИН, но не получили от них обратной связи. Услуги, которые женщины ПИН получают в рамках программ снижения вреда, не охватывают все их нужды, особенно если они связаны с репродуктивной и сексуальной жизнью. Мужчины ПИН при половом контакте со своими постоянными партнерами женщинами ПИН не пользуются презервативами, при нежелательной беременности провоцируют выкидыши сами дома, без медицинской помощи и препятствуют женщинам в получении наркологической помощи.

Действующее законодательство страны

Проблема распространения наркотиков на государственном уровне рассматривается как один из приоритетов, политика в этой области сформирована. Созданы государственные службы для борьбы с незаконным оборотом наркотических средств, Уголовным кодексом Азербайджанской Республики предусмотрено наказание за ношение и сохранение наркотиков. Меры по борьбе с наркотиками разрабатываются в сотрудничестве с международными организациями и региональными инициативами. Местные благотворительные фонды и грантодатели охотно выделяют средства для поддержки просветительских акций и программ против распространения наркотиков. Поддержаны программы снижения вреда и профилактические меры среди групп высокого риска – среди ПИН в основном. С 1996 года в Азербайджанской Республике осуществляется программа ОЗТ.

Но существует ряд проблем, которые на данный момент остро стоят на повестке дня и рассматриваются гражданским обществом в аспекте нарушений прав человека. В первую очередь – это проблемы, связанные с существующей наркополитикой – с уголовным преследованием за наркопотребление. Правозащитные организации с прошлого года начали проводить активную адвокацию для внесения изменений в Уголовный кодекс страны, это обсуждалось в парламенте.

Отсутствие в стране реабилитационных программ для ПИН тоже влияет на ситуацию их интеграции в обществе и долгую ремиссию. А ограниченный доступ к программе ОЗТ в последнее время создает еще большую проблему, особенно для женщин ПИН.

Рекомендации

1. Учитывая положение женщин ПИН в получении услуг репродуктивного и сексуального здоровья, создать опыт гендерно специфичного подхода в существующих профилактических программах и в программах снижения вреда;

2. Проводить глубинные страновые статистические исследования и анализ данных о положении женщин ПИН в профилактических программах против эпидемии ВИЧ-инфекции;

3. Расширить доступ женщин ПИН к услугам наркологической помощи и услугам ОЗТ- программ (при беременности, в тюрьмах и т.д.);

4. Повысить уровень знания гинекологов и акушеров в области репродуктивного и сексуального здоровья женщин ПИН;

5. Создать клинические протоколы для ведения беременности женщин ПИН;

6. Расширить услуги в существующих программах снижения вреда для обеспечения женщин ПИН информацией и консультированием по вопросам употребления наркотиков во время беременности и передачи ВИЧ от матери к ребенку

7. Улучшить навыки НПО для ведения просветительских работ среди женщин ПИН и для более широкого привлечения их в программы обмена шприцов (система информирования женщин ПИН об НПО, предоставляющих услуги профилактических программ);

8. Содействовать созданию группы поддержки женщин-ПИН;

9. Способствовать созданию реабилитационных программ и центров для ПИН и привлечению женщин с детьми и беременных в эти программы;

10. Усилить просветительские работы с правоохранительными органами, посредством их сотрудничества с НПО, которые работают в программах снижения вреда;

11. Создать систему защиты прав женщин ПИН в существующих юридических клиниках страны.

Источники и использованная литература

Декларация «О приверженности делу борьбы с ВИЧ/СПИДом» от 27.06.2001. (Принята резолюцией S-26/2 специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН)

Закон Азербайджанской Республики «О борьбе с заболеванием, вызываемым вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ–инфекция)» от 11.05.2010 (№ 1001 IIIQ)

Закон Азербайджанской Республики «Об обеспечении гендерного (мужского и женского) равенства» от 10.10.2006 (№ 150-IIIQ)

Отчет Рабочей группы Государственной комиссии по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств Азербайджана от 01.12.2011

Отчётность о достигнутом прогрессе в осуществлении глобальных мер в осуществлении глобальных мер в ответ на СПИД. 2012. Азербайджанская Республика http://www.unaids.org/en/dataanalysis/knowyourresponse/countryprogressreports/2012countries/ce_AZ_Narrative_Report%5B1%5D.pdf

«Оценка ситуации степени риска ВИЧ-инфицирования среди женщин-потребителей инъекционных наркотиков, работающих в области секс-бизнеса», НПО «Чистый Мир», 2007http://www.1news.az/analytics/20080515044315923.html#page999

Эка Якобишвили . Сигнал тревоги: Лишение свободы женщин за наркопреступления и необходимость законодательных реформ в странах Европы и Центральной Азии. Публикация Международной ассоциации снижения вреда, 2012

http://www.ihra.net/files/2012/07/02/IHRA_WomenInPrisonReport_RussianWeb.pdf

10. Приложения 1. Инструмент оценки, предоставленный ЕССВ

11. Приложения 2. Анкетные вопросы для получения информации для разных участников: женщин ПИН, гинекологов, юристов, наркологов и НПО, осуществляющих программы снижения вреда